Счетчики

Rambler's Top100
Яндекс.Метрика
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Виктор Ряхин, органист

Органист Виктор Ряхин
Драммен, Норвегия

14 мая 2010 г.

Мне неоднократно доводилось быть гостем органного зала в Челябинске. Это особое удовольствие - играть на инструменте столь высокого класса. Наверняка все органисты, когда - либо игравшие на этом органе, испытывали такие же ощущения. Поэтому я не стану повторяться, вознося хвалу действительно замечательному инструменту.

В данном случае речь совсем о другом: возможном переносе органа в другое помещение.  И тут важно понять принципиальное отличие органа от других музыкальных инструментов. Орган всегда создается индивидуально под помещение, в котором  устанавливается. Вне этого помещения он существовать не может. Выдающиеся органы отличаются не только своим техническим совершенством, но и прежде всего точным попаданием в акустику и архитектуру помещения. Лишенные этого гармонического слияния, они теряют не только свое лицо, но и, простите за высокий слог, свою душу. По роду моей службы мне приходилось играть на таких «переселенных» органах. Как правило, в лучшем случае они превращаются в более или менее прилично функционирующий музыкальный инвентарь. О счастливых «депортациях» мне слышать не доводилось. Это всегда грустные истории с печальным концом.


Особо хотелось бы остановиться на моральной стороне этого спора. В те нелегкие годы, когда церковь находилась под сильным давлением государства, когда христианство практически находилось в подполье, часто именно искусство давало людям возможность прикоснуться к Высокому и Божественному. Я знаю огромное число людей, которым именно общение с искусством помогло найти свою дорогу к Богу и к Церкви. Это особенно относится к органной музыке, большая часть которой связана духовными узами с христианством.

Да, орган не является частью православной традиции, но он является неотъемлемой частью западноевропейской христианской культуры, которая была совсем не чуждой в многонациональной России. При всем различии этих традиций в них есть много общего. Мне очень нравится один из хоралов И. С. Баха, который называется «Все мы верим в одного Бога». Я играл его на Челябинском органе на своем концерте в 2006 году. Идея этого хорала всегда была одной из центральных в моей музыкальной практике. Стремление быть более точным и убедительным в том, что я делаю на органе, привело меня к тесному общению со служителями Православной церкви. Знаю, что такими же мыслями руководствовались и те, кто определял концертную политику зала камерной и органной музыки в Челябинске.

Мне больно слышать, что теперь вокруг этого здания поднимается волна вражды и противостояния. Готов допустить, что РПЦ имеет некоторые исторические и даже юридические права на здание. Но неужели восстановление исторической и юридической справедливости после долгих лет жестоких гонений и репрессий требует такого же «симметричного» ответа? Разве, воспользовавшись своими правами, церковь не поставит себя в один ряд со своими гонителями? Не придет ли это в противоречие с теми истинами, которые испокон веков проповедует христианская церковь? Это очень непростая ситуация, и у нее не может быть простых решений. У меня тоже нет однозначного ответа на эти вопросы. Но я знаю, что такой ответ может быть найден только на пути совместного диалога, основанного на любви и уважении сторон друг другу.

Уверен, что РПЦ и в этом случае сможет показать нам пример истинно мудрого, милосердного и христианского отношения к решению сложных жизненных проблем. Меня очень волнует судьба Челябинского органа. Но в данном случае речь также идет о судьбе вещей гораздо более значительных. Поэтому я с огромным волнением и тревогой смотрю на то, какую позицию займет РПЦ. Думаю, что не только я один.

Оригинал письма:
Оригинал письма органиста Виктора Ряхина