Счетчики

Rambler's Top100
Яндекс.Метрика
Рейтинг пользователей: / 4
ХудшийЛучший 
Индекс материала
Орган – король музыкальных инструментов
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Все страницы

Ещё одна глава из книги К.И.Гусарова "Метаморфозы наследия"

Орган - историческая справка

Впервые в жизни я познакомился с органом, как с музыкальным инструментом, в далеком 1948-м году, когда, будучи первокурсником МАрхИ, попал в Большой зал Московской консерватории на концерт мэтра, основоположника русской и советской органных школ, Александра Гедике. В программе были произведения Баха, Букстехуде, Мендельсона.

Уже тогда меня поразила огромная музыкальная палитра инструмента и его «голос», который невозможно спутать с каким-либо иным.

Видно судьбе еще в 1948-м году было угодно распорядиться так, что этот инструмент стал одним из любимых. К тому же, что на зимние каникулы 1948-49 гг. у нас в МАрхИ была устроена учебно-ознакомительная поездка в Ригу. В это время в Домском соборе выступал с той же программой А.Гедике.

С огромным трудом, через главного архитектора Риги, нам удалось устроиться на приставных стульях. То, что я вновь услышал в Домском соборе – вроде знакомая программа, но ничего похожего на исполнение в зале консерватории – это что-то Божественное, не поддающееся никакому описанию: музыка то прижимает тебя к земле, то ты вместе с ней летишь куда-то ввысь, туда, в сплетение сводов готики и дальше в небо, принимая очищение души и радость жизни.

Это не лирика. Это было действительно так. И становится понятным, уже как архитектору, почему орган явился неотъемлемой частью оборудования католического храма, которые строились в романском и готическом стилях.

Стиль православного культового сооружения несколько похож на католическую готику – отличие только в типично русских закругленных, а не  стрельчатых, формах и в методике решения интерьера. Интерьер католического храма весьма лаконичен даже аскетичен, а православные храмы всегда отличались богатством, даже роскошью.

Поэтому у меня подспудно теплилась надежда, что некоторая общность тектоники зданий у католиков и православных даст свои положительные качества в нашем случае – то есть в решении разместить инструмент в церкви на Алом поле. Так я невольно углубился в изучение органостроения сначала во время работы над проектом и потом, уже 20 лет спустя, при подготовке этой книги.



Орган, как музыкальный инструмент, классический представитель класса духовых инструментов с несколькими фортепианными (до 7-ми) и ножной клавиатурами.

Весьма древний инструмент, так как первые сведения о нечто подобном отмечены на настенных рисунках Древнего Египта, а это около 5000 лет назад. Вся история эволюции органа, в принципе, была направлена в одном направлении: увеличение количественного и качественного состава «голосов», то есть звуковых красок, из которых составляется звуковая палитра исполняемого произведения.

В любое время истории в инструменте находили применение лучшие достижения науки и техники своего времени:

  1. Механизм получения и распределения воздушного потока и его силы;
  2. Механизм управления – то есть система рычагов и тяг от клавиатуры к клапанам труб (механический, пневматический или электрический);
  3. Система управления регистрами;
  4. Материал труб (металл, дерево, металло-дерево и др.);
  5. Системы для искусственного обогащения основного тона обертонами и др.

В Европе предшественниками органа явились волынка и флейта Пана. В 3-м веке до н. э. появился водяной орган – гидравлос. А в 4-м веке н.э. в Византии уже был известен позитив – пневматический орган.

Древние римляне и византийцы применяли орган только в светской обстановке – на ипподромах, в цирках, театрах, во время дворцовых приемов.

В 660 году н.э. римский папа Виталиан ввел орган как атрибут католической церкви, в связи с чем, большинство музыкальных произведений для органа носили религиозный характер.

Далее, в 980 году н.э. в соборе Уинчестер (Англия) появился орган из 400 труб, разделенный на два мануала.

Группировка труб по регистрам – это уже 12-й век. В конце 13 века – начале 14 века появляется педальная (ножная) клавиатура.

А современный вид инструмент приобрел примерно в XVI веке. Введение в 17-м веке темперированного строя позволило унифицировать настройку регистров органа.

В период расцвета органного искусства на Западе (1550-1750 гг.) определились главные европейские национальные школы.

В Италии орган появился в XIV веке, но уже в начале XV века была написана антология флорентийской школы («Кодекс Скуариалупи»).

Ко 2-й половине 16 века относится расцвет венецианской школы (А. и Д.Габриели и К.Меруло).

В XVII веке крупнейшим исполнителем и органным композитором был органист собора св. Петра в Риме Дж.Фрескобальди.



Органная школа во Франции связана с творчеством органиста Руанского собора Ж.Титлуза (конец 16 века). Произведения мастеров 18 века – Ф.Куперена, К.Дакена и др. входят в современный репертуар.

В Испании в XVI веке блистал А.де Кабесон, последователями которого были отработаны полифоническая изощренность и колористическое своеобразие.

В 1335 г. в Англии была создана самая ранняя в Европе органная табулатура – система буквенной или цифровой записи мелодии.

В Нидерландах орган появился в конце 15 века. Глава школы начала 17 века Я.П.Свелинк в своих сочинениях соединил достижения итальянцев в области полифонии и вариационную технику английских верджинелистов (клавесинистов).

В Германии в 15 веке известен слепой органист-импровизатор К.Пауман, написавший в 1452-55 гг. первую школу игры на органе (“Fundamentum organisandi”). Начатая им разработка педальной (ножной) техники была продолжена в Гейдельберге (А.Шлик).

В начале 16 века соборный органист Зальцбурга П.Хофхаймер учредил в городе органную школу. А к первой половине 18-го века относится творчество И.С.Баха, получившее мировое признание.

Венские классики – В.А.Моцарт, Й.Гайдн, Л.Бетховен широко использовали орган в своих ораториальных произведениях. Также ими создавалась музыка для механических «часов-органов». Для органа в 19 – 20 веках писали В.Шуман, Й.Брамс, Ф.Мендельсон, Ф.Лист, М.Регер (Германия); С.Франк, К.Сен-Санс. Ш.-М.Видор, М.Дюпре, ЖАлен, О.Мессиан, Ж.Гийу (Франция).

Из современных композиторов и исполнителей – И.Э.Келер, Х.Вальха, К.Рихтер (Германия); Дж.Далтон (Англия); Ф.Петерс (Бельгия); Ф.Клинда (Чехия); Ф.Гергей (Венгрия); Я.Яргонь (Польша); Д.Пизарро (США); Р.Энгсё (Швеция) и многие другие.

Органные концерты за рубежом устраивались в помещениях церквей, где находились лучшие органы, а также была отличная акустика зала, характерная для готической архитектуры. Насколько мне известно из истории архитектуры, нигде в мире не существует специально построенного концертного зала для органа, в том числе и в России.


Теперь перенесемся в Россию, где история органа развивалась несколько иным путем, чем в Западной Европе, что обусловило инструменту весьма и весьма своеобразное значение в истории органной музыки в России.


Самое главное отличие от Европы – в России орган всегда применялся только для светского музицирования. Органы в Киевской Руси (11-й век) были известны благодаря тесным связям с Византией (правление Владимира Мономаха). Изображение инструмента можно встретить на фресках Софийского собора (1037 г.) в Киеве, а также на новгородских и московских книжных миниатюрах 16-го века.

В конце 15-го века во времена царя Ивана III, в Москве жил и работал итальянский органист И.Сальватор. В это же время в Москве работали приглашенные итальянские архитекторы А.Фиораванте, А.Фрязин, М.Руффо, П.Солари и др.

В 17-м веке при царском дворе (при Романовых) «органными потехами» ведали русские мастера Т.Михайлов, М.Степанов, Б.Овсонов.

Приглашались органисты из Польши (Е.Проскуровский и др.), Нидерландов (братья М. и Я.Луи) и других стран.

В Москве в 17-м веке польский мастер С.Гутовский (1654-1685) со своими учениками создал первую в России органную мастерскую, изделия которой (органы) устанавливались в Кремле, в домах бояр и даже посылались за границу в качестве подарков.

А в 70-е годы 17-го века (1670) орган входил в состав придворного театрального оркестра.



Только в 90-х годах 17-го века (начало царствования Петра I) в Немецкой слободе Москвы (ныне Лефортово) появились органы в культовых зданиях католических конфессий.

В 18-м веке в Славяно-греко-латинской академии в Москве, а также в московских и петербургских Воспитательных домах обучали игре на органе.

Во второй половине 18-го века Г.А.Потемкин установил большие органы в своих дворцах в Петербурге и его окрестностях.

В конце 18-го века и в начале 19-го в Москве органные концерты (в зале дворца Б.М.Салтыкова) давал И.В.Гесслер.

В этот же период среди дворянства, высокопоставленного чиновничества и зажиточных горожан получает распространение домашнее органное музицирование. Искусству игры на органе большей частью обучались в Западной Европе или приглашались педагоги-иностранцы.

В первой половине 19-го века значительное внимание органу уделял М.И.Глинка, чьи импровизации очень высоко оценил Ф.Лист.

Князь В.Ф.Одоевский осуществил переложения для органа ряда сочинений М.И.Глинки. пользовавшиеся большой популярностью.

Органы имелись в домах В.Ф.Одоевского, В.П.Энгельгардта. А.Н.Серова, К.П.Брюллова, К.А.Булгакова и др.

Надо отметить, что Императорская Россия была многоконфессиональным государством, в котором католические конфессии занимали далеко не последнее место. Поэтому во многих городах России тех лет, включая Иркутск на востоке страны, и в городах горнозаводской зоны Южного Урала в том числе, существовали католические землячества, и, соответственно, культовые здания, в которых непременным атрибутом был орган.

В те годы органные концерты в обеих столицах и в городах России также проводились в помещениях католических церквей.

Установка органа в Малом зале Петербургской консерватории (1896 г., фирма “E. F. Walcker”) и в Большом зале Московской консерватории (1901 г., фирма “A. Cavaille-Coll” – это подарок консерватории от мецената С.П.Берлизума) положили начало систематическому органному музицированию вне церковных помещений. Но это только для обеих столиц. На периферии России по-прежнему концерты давались в католических церквях.

С открытием Петербургской и Московской консерваторий (60-е годы 19 века) началась систематическая подготовка отечественных органистов.

Петербургскую школу вели профессора Г.Штиль, Л.Ф.Гомилиус и Ж.Гандшин. Московскую школу возглавили Л.И.Бетинг, Т.Х.Бубек и Б.Л.Сабанеев.

Все они получили музыкальное образование (орган) на Западе, а теперь закладывали основы русской профессиональной органной школы.



После революции на смену им пришли их ученики: во главе Московской школы стал профессор Б.Л.Сабанеев, затем О.Францмах, Яссер и потом А.Ф.Гедике., а Ленинградской – И.А.Браудо.

Вот краткий перечень их выдающихся учеников:

а) ученики А.Ф.Гедике: М.Л.Скарокадомский, В.К.Мержанов, С.Л.Дижур, Г.Я.Гродберг, Л.И.Ройзман.

б) ученики И.А.Браудо: В.Н.Бакеева, А.И.Браудо, Л.С.Дайч, В.Г.Стамболцян.

Кроме этих имен, в СССР был известен еще ряд выдающихся мастеров органного искусства – это исполнители из Прибалтики: Х.Л.Лепнурм, Г.Р.Далманис, Р.А.Уусвяли, Л.Д.Дигрис и др.; и из России – О.Г.Янченко, Б.А.Романов, С.Л.Дижур, Г.И.Козлова, и многие другие.

У русских композиторов есть целый ряд произведений для органа (соло) – у С.И.Танеева, А.К.Глазунова, С.М.Ляпунова, А.Ф.Гедике, Д.Д.Шостаковича и целого ряда прибалтийских композиторов.

Период с 1929 по 1935 год в СССР был годами «воинствующего атеизма», когда физически ликвидировались священнослужители всех конфессий, а культовые здания подвергались надругательству или просто уничтожались.

Не избежали этой участи и культовые здания католических конфессий на периферии СССР, в связи с чем органное музицирование практически прекратилось. Только в Москве и Ленинграде и некоторых других городах, где органы стояли в концертных залах, продолжалась относительно скромная концертная деятельность.

Этим же объясним тот факт, что период 1935-1948 годов в СССР был периодом почти забвения этого вида инструментального музыкального искусства.

Если сделать краткий анализ международной обстановки в Европе, особенно после организации пресловутого НАТО в 1949-м году, и возникшей напряженности между ним и СССР со странами Варшавского договора, становится достаточно ясным то, что взаимная изоляция стран Европы и СССР стала существенным тормозом в развитии культурных контактов вообще, а также органного музицирования, в частности.

Да, этот период с 1949 г. по 1955-56 гг., период «железного занавеса» принес органному искусству огромные потери, которые надо было восстанавливать и искать приемлемые формы для этого.

С 1958-го года в СССР началась планомерная работа по установке новых инструментов, получаемых по программе СЭВ из Польши, Чехословакии и ГДР.



До 1990 года в СССР было построено более 40 больших органов для концертных залов почти во всех крупных городах Союза. Сейчас, по статистике на 2005 год, на территории России действуют свыше 40 инструментов разных размеров и фирм. Кроме того, началось восстановление католических культовых зданий, где устанавливались малые органы.

В заключение этой главы я посчитал необходимым довести до вашего внимания некоторые особенности устройства инструмента и игры на органе.

Во-первых, никакой, даже самый талантливый музыкант не сможет играть на органе, как говорят, «с листа», т.е. сразу играть незнакомую вещь, что могут позволить себе все остальные музыканты (пианисты, струнники, духовики и т.п.). Дело все в том, что каждый орган обладает присущим только ему ансамблем регистров (диспозицией голосов). Поэтому исполнитель почти за сутки до концерта подбирает на репетициях все необходимые, по его мнению, комбинации регистров, образующие требуемые тембровые комбинации. Этот план фиксируется им на клавире и ассистент (иногда даже два!) осуществляет во время исполнения все смены регистров, включение и выключение различных вспомогательных устройств.

Во-вторых, от степени силы удара или нажима пальцев на клавишу сила органного звука измениться не может. Те, кто знаком с фортепиано, знают, что нежнейшее «пианиссимо» или почти громоподобное «крещендо» (или «фортиссимо») есть следствие силы пальцев исполнителя. Высота, тембр и сила звука в органной трубе зависят только от величины давления воздуха в распределительно-разделительной системе инструмента, т.е. винлады органа. А эта величина рассчитывается конструктором инструмента в зависимости от объема помещения, т.к. орган всегда строится только для конкретного зала. «Типовых» решений инструмента (как рояль, пианино, струнные, духовые, ударные музыкальные инструменты) не бывает даже теоретически. Вполне понятно, что для соблюдения расчетного давления воздуха в винладе, определяется также мощность компрессорной системы.

Но требования к изменению в силе звука труб все равно остались. Так был изобретен механизм, создающий иллюзию усиления и ослабления звука. Этот механизм появился впервые в Англии в 1670 году, но распространился с 1712 года, получив название «жалюзи-швеллер». Суть его в том, что часть регистров находятся внутри закрытой со всех сторон камеры, в передней стенке которой находятся жалюзи, управляемые с пульта исполнителя. Так усиливалось звучание труб до «крещендо» или ослаблялось до «диминуэндо». Были еще и другие механизмы, включая механизм «Walze» (Rollschweller). Но распространение по сей день получили «жалюзи-швеллер».

В-третьих, об особенностях механизма, открывающего доступ воздуха к клапанам труб и к переключениям регистров. Этот вопрос также стар, как вся история органа. Но все же, наибольшее распространение получила механическая трактура – система рычагов, тяг и иных устройств, практически мгновенно передающих энергию движения пальца исполнителя от клавиши к требу. За свою историю эта система много раз модифицировалась, что продолжается даже сегодня.



Одно время, где-то в 14-м веке, существовала пневматическая трактура – т.е. специальный воздушный поток передавался по трубочкам (кондуктам) и выполнял своего рода «толчок» околотрубному клапану, открывая его. Но этот вид управления имел существенный дефект – трубы отвечали звуком с заметным опозданием от времени нажатия на клавишу. Дефект оказася абсолютно неустранимым и поэтому от него вскоре отказались.

В конце 19-го века появилась электрическая трактура, при которой «приказы» органиста передавались от клавиш к трубам с помощью разветвленной системы электропроводов, обеспечивая, как и в механической трактуре, «живую» связь исполнителя и инструмента.

Более того, если при механической или пневматической трактуре «шпильтиш» (кафедра музыканта) размещался только в виде встроенного в инструмент элемента, то при электрической трактуре его кафедра могла располагаться где угодно на сцене или даже в зале среди зртелей. Также изменилась и рабочая поза исполнителя. Вместо традиционной «спиной к залу» исполнитель мог видеть зал и зрителей.

Сложность этого варианта лишь в том, что с увеличением числа регистров в органе существенно менялись сечения и емкость кабелей управления.

В последние 3-4 года появляется еще один способ управления трубами – органом «заинтересовалась» электроника и новые способы передачи сигнала, т.е. оптико-волокнистые кабели. (Огромное количество пропускаемых каналов связи при весьма незначительных сечениях). Самый близкий пример – это новый органный комплекс в Кафедральном соборе на острове Канта а Калининграде, где на днях приступил к работе наш В.В.Хомяков!

Невольно на ум приходят мысли о том, что электроника вскоре станет «главнокомандующим» в нашей жизни. А это значит, что в органную трактуру может прочно войти эта система, прихватив с собой беспроводную передачу «команд органиста»… Это напоминает какую- то бездну фантазий, но можно представит себе почти нелепую ситуацию, когда органист сидит за пультом в соседнем со сценой помещении или вообще в соседнем доме!

Кажется, что все это смешно, что это плод моей фантазии, но прогресс в развитии человечества идет неумолимо вперед и препятствовать этому мы не сможем никак!