Счетчики

Rambler's Top100
Яндекс.Метрика
Рейтинг пользователей: / 5
ХудшийЛучший 
Индекс материала
Акустическая концепция зала
Стр.2
Стр.3
Стр.4
Стр.5
Стр.6
Все страницы
Неожиданно пришла мысль об использовании в этих целях основной большой люстры, введя в ее конструкцию необходимые элементы для коррекции акустического поля в зале.

По взаимной договоренности архитектор Л.Н.Ненаглядкин должен был заниматься всей осветительной арматурой, имея огромный опыт в подобном проектировании.

Главная люстра в Органном зале

Главная люстра в Зале – главный элемент гашения и рассеивания «вредных» звуковых отражений. Фото Ю.Емельянова, 1986г. (из архива К.И.Гусарова)

Л.Н.Ненаглядкин срочно прилетел из Москвы и привез 3 или 4 варианта люстры. Я их довольно долго рассматривал, а потом молча протянул ему 2 разреза по залу с построением первичных отражений звуковых волн в режиме органа. Он успел только охнуть, но сказал, что что-то ему «предсказывало о подобной ситуации».

Короче говоря, Леонид Николаевич уже пару раз встречался с подобными ситуациями и поэтому нужное нам решение совместными усилиями было найдено довольно быстро за 2 или 3 дня.

В основу была взята схема люстры паникадильно-ярусного кольцевого типа. А в качестве боковых рассеивателей мы использовали принцип люстры Большого театра – то есть 8 малых люстр на консолях вокруг основного кольца.

В качестве основного акустического элемента был применен хорошо развитый сердечник люстры, завершавшийся снизу полушаровым элементом.

А деталями, полностью разрушающими пагубные воздействия акустических «фокусных точек» послужили трех-ярусные кольца со светильниками «свечного типа», очень богатая вязь из сборок специального хрустального стекла и металлический акантовый венок у подвески люстры.

Благодаря усилиям Л.Н.Ненаглядкина, Министерство культуры РСФСР выделило нам фонды на 650,0 кг специального хрустального циркониевого стекла классической люстровой огранки производства австрийских заводов.

Акустическая характеристика этого стекла весьма заметно отличалась от аналогичного отечественного стекла (заводы в Гусь-Хрустальном), что сыграло значительную роль в формировании качественного диффузного поля в зале.

Очень важной особенностью принятого решения была абсолютная точность (по расчету) установка люстры по высоте в зале.

При настройке органа мне пожаловался один из мастеров, что на отдельных частотах (регистрах) в зале чувствуется какая-то непонятная, едва слышная помеха. Тут же вспомнил об условиях подвески и дал команду проверить ее высоту. Так и есть: ошибка в пределах 20-25 см. Дефект немедленно устранили и мастер-интонировщик, проверив неоднократно свои сомнения, с удовлетворением заметил, что теперь все «Зер гут!»

Очень хочется добрым словом вспомнить своих учителей по МАрхИ, которые ежечасно внушали нам мысль, что в «архитектуре мелочей не бывает» и что «каждый элемент здания, каждая линия или плоскость должны служить тому, чтобы твоя работа получила признание и благодарность».

Остальные люстры особого интереса не представляют, так как они были «повторно» изготовлены по образцам:

  • Люстры в левом и правом партерах – из Останкинского дворца графа Шереметева;

  • Люстры в фойе – из интерьера одного из посольств в Москве;

  • Люстры в переходах и в артистическом фойе – из интерьера одного из Домов приемов МИД СССР;

  • Люстры в гардеробе – авторская разработка специально для нашего зала.

Настенные 7-ми, 5-ти и 3-рожковые бра – также индивидуальные разработки.

Таким образом, всего лишь один элемент в интерьере – главная люстра – собрал в себе самые разнообразные и очень важные функции для формирования эстетического и акустического комфорта в нашем концертном зале.