Счетчики

Rambler's Top100
Яндекс.Метрика
Рейтинг пользователей: / 5
ХудшийЛучший 
Индекс материала
Акустическая концепция зала
Стр.2
Стр.3
Стр.4
Стр.5
Стр.6
Все страницы
Главная люстра зала

Абсолютно уверен в том, что 100% зрителей органного зала считают главную люстру только источником освещения.

В действительности, этому элементу интерьера зала предназначена, помимо освещения, особая функция – функция ликвидатора особо вредных акустических помех и функция рассеивателя первичных звуковых отражений, что оказалось одной из главных причин создания такого благоприятного акустического комфорта в зале.

История проектирования люстры также достаточно интересна, хотя является достаточно редким случаем в практике проектирования залов унифицированного назначения.

В классическом случае, отраженные звуковые волны от внутренних поверхностей зала, должны достигнуть практически каждого слушателя, наряду с прямым звуком (со стороны источника звука).

Причем здесь есть одно, очень жесткое условие: сумма длин отраженных отрезков звуковой волны не должна превышать «прямой звук» на 17 метров, то есть на 50 миллисекунд. А это есть та величина времени, при которой человеческое ухо в состоянии определить количество источников звука. Иначе говоря, если этот разрыв составляет 17,5 и более метров, слушатель обязательно ощутит эффект эхо, что абсолютно недопустимо ни при каких-либо видах деятельности в зале.

Мы были весьма заинтересованы в том, чтобы слушатель, помимо прямого звука, получал максимальное количество «полезных», то есть первичных отражений, пришедших к слушателю на изложенных выше условиях.

Так происходит формирование качества звука – то есть насыщение его обертонами. Иначе говоря – чем больше полезных отражений – тем глубже и чище слушатель воспринимает то, за чем он сюда пришел.

Так получалось при построении графиков первичных отражений для любых исполнителей, находящихся на эстраде зала, то есть на высоте до 2,0 м. от пола.

Была также сделана проверка отраженного поля для органа, центр звукового источника которого (в расчетах принято считать точечным) находился примерно на высоте около 4,5 м. от пола. Точка звучания достаточно близко подходила к геометрическому центру сводов зала (они полусферической формы).

Это явление породило собой в акустическом пространстве зала целую группу «звуковых фокусов» - то есть концентрации отраженных звуковых волн в одну-несколько точек – то есть самого неприятного для архитектора-акустика явления «ползающего» или «порхающего» эхо и других дефектов диффузного звукового поля.

Правда, акустическая литература давала конкретные рекомендации для этих ситуаций: необходимо подвесить в зоне этих «фокусов» рассеивающе-поглощающие акустические устройства, рассчитать и законструировать которые не представляло особого труда.

Более того, существовала даже целая серия таких разработок в рабочих чертежах (для «разных вводных данных»). Но все они были таковы по своей декоративной внешности, что были пригодны лишь для помещений специального назначения, для которых вопросы интерьера практически не играли никакой роли.

Таким образом, этот «известный» путь для нас стал также абсолютно непригоден.

Надо было искать иные пути.