Счетчики

Rambler's Top100
Яндекс.Метрика
Рейтинг пользователей: / 5
ХудшийЛучший 
Индекс материала
Акустическая концепция зала
Стр.2
Стр.3
Стр.4
Стр.5
Стр.6
Все страницы

Было очень много литературы и пособий (в том числе и в моей библиотеке) по расчету залов любого назначения, расчету акустики стадионов, площадей, улиц, дикторских, радиостудий и т.п.

Но когда речь заходила о таком инструменте, как орган, в текстах делалась мелким шрифтом сноска, что эти расчеты выполняются по специальным требованиям!

Я уверен, что такая ситуация с этой отраслью акустической науки вызвана тем, что в СССР в 1929-1936 годах, и даже позже, была активно распропагандирована и осуществлена широкая атеистическая деятельность. А поскольку орган являлся элементом обязательным при католических религиозных зданиях (костелы, кирхи, соборы и пр.), то научные исследования и разработки в этой отрасли акустики были соответственно запрещены.

А существовавшие в стране инструменты были еще дореволюционной постройки или были сооружены в те довоенные времена, когда приглашались зарубежные специалисты для этих работ.

Обращаться к заказчику с тем, чтобы он что-либо исключил из своих требований, было абсолютно бессмысленно, так как мы сами прекрасно понимали, что если не удастся сделать все, о чем нас просят, то вся работа будет никому не нужна!

Такая ситуация, попросту говоря, задела за живое. Это уже был вопрос принципа – необходимо найти компромиссное решение!

Более месяца, весной 1983 года я потратил на расчеты по классическим методикам, известным мне еще со времен учебы в МАрхИ и практической работы в институте ЧГрП. Но все впустую!

Как-то после работы, около 7.00 вечера, во дворе дома, где я живу, встречаю своего директора В.П.Туркина (соседа по подъездам дома). Мы очень долго разговаривали о проблемах акустики в зале, причем разговор временами был достаточно резким, и он после долгого раздумья принял решение, чтобы я немедленно отправилялся в Москву в МАрхИ на кафедру строительной физики и в НИИ Стройфизики.

В МАрхИ, в своей «Alma Mater», я был принят как дома, так как почти половина состава кафедры и ректор института были моими сокурсниками. Была установлена через заведующего кафедрой и ректора МАрхИ тесная связь с НИИ Стройфизики, и, примерно, через неделю совместной работы, что-то стало прорисовываться в графиках оптимальных и расчетных параметров зала почти по всему спектру частот.

Тут необходимо пояснить, что расчетная характеристика зала существенно изменяется от басового до дискантного тембра и требует соответствующей отделки внутренних плоскостей зала.

Привезенные с собой чертежи и основные данные по залу и зданию в целом были немедленно скопированы на ксероксе, и около 10-12 лет расчет нашего органа был в составе курсовых работ V-го курса МАрхИ по программе «Архитектурная акустика» с соответствующим зачетом.

Кроме того, перед отъездом в Москву, я написал письмо г-ну Ф.Каммбаху с изложением своих сомнений и проблем, и попросил его, если ему что-либо известно о подобных случаях, поделиться со мной возможными мероприятиями по стабилизации оптимальных параметров в зале.

Я рассчитывал, что фирма «Германн Ойле Оргельбау» наверняка встречалась с подобными ситуациями, хотя я очень мало верил, что такие ситуации могли возникнуть в Европе.