Счетчики

Rambler's Top100
Яндекс.Метрика
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Индекс материала
Интерьер органного зала
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Все страницы

История применения этого вида мрамора также заслуживает более подробного рассказа. Дело все в том, что работы по облицовке мрамором в зале уже приближались к концу, а я все затягивал выдачу заявки на камень для главных 4-х пилонов зала: мне очень и очень не хотелось применять даже самый отборный Коелгинский мрамор – он все-таки какой-то «холодный», официальный, без, так сказать, лирики. А тут очень хотелось применить камень теплых, радостных тонов.


Вот подошел последний день для подачи заявки. Он совпал с пятницей, с днем «большой оперативки», которую проводил 1-й секретарь Челябинского Обкома КПСС Н.Д.Швырев

Я пришел на стройку, как обычно, к 8:00 утра. Вскоре пришел Е.Ю.Левин и около 8:30 пришел Н.Д.Швырев (он любил приходить пораньше , чтобы решить кое-какие вопросы по стройке, не связанные с оперативкой).

Около 9:00 утра приходит Н.А.Карп с каким-то пакетом в руках, и с нескрываемой иронией интересуется: приготовил ли я заказ на «Коелгу». А сам потихоньку разворачивает принесенный пакет. То что я увидел, буквально лишило меня дара речи – это было то, о чем я не мог даже мечтать! Это и был мрамор Кибик-Кардынского месторождения на Алтае!

Когда я ему сказал, что мне надо 110-115,0 кв.м. именно такого камня, он сказал, что у него такое количество есть!

Но ужас! Фактура камня была «лощеная», а не «полированная»!

Вот тут вмешался Н.Д.Швырев. Он также был поражен цветом и фактурой мрамора. На его вопрос, где в городе можно отполировать камень, Карп Н. А. ответил, что на Баландинской камнерезной фабрике «Челябмрамора».

Тут же на стройку был вызван генеральный директор «Челябмрамора», далее к 13:00 дня в пятницу камень был в Баландино, а утром в понедельник, около 10-10:30 утра на стройку прибыл трейлер с готовым камнем.

Наблюдая за разгрузкой камня, я вспомнил эпизод, который произошел где-то в конце 1985 года, в тот момент, когда я заканчивал в мастерской № 2 ЧГрП два последних чертежа по внутренней отделке – это были 2 планшета (продольный и поперечный разрезы по зданию, в масштабе 1:50), на которых была изложена вся технология работ, даны ссылки на чертежи и сделаны цветовые выкраски характерных узлов и деталей.

К моему столу подходит Н.А.Карп и просит меня подробно рассказать ему о всех видах облицовочного материала (стены и полы). Причем предупредил, что камень из Коелги и Уфалея толщиной 20 мм. его не интересует.

По мрамору из Коелги он взял только спецификации на лестничные проступи – они толщиной 50 мм и «мерного» габарита.

То же было сделано по полированному серому граниту Полевского карьера (полы в гардеробе) и по черному габбро Житомирского карьера (Украина).

Также по чертежам взял он тесаный серый гранит Полевского карьера на крыльца главного и боковых входов.

Больше всего времени мы потратили на материал для центральных пилонов в зале, где мне был необходим белый, «теплой» гаммы, камень.

Наум Абрамович никак не мог понять, какой камень мне нужен. Наконец я не выдержал и сказал ему, что мне сюда надо около 120.0 кв. м камня цвета «холеной женской кожи, как на большом декольте у Натальи Николавны» (знаменитая акварель А.Брюллова «Н.Н.Гончарова», 1831г. ). Он посмотрел на меня. как на инопланетянина и, прощаясь, сказал мне: «Ну, задал ты мне задачу! Попробую найти что-нибудь похожее!»

Как он вышел на Кибик-Кардынское месторождение мрамора и как ему удалось его достать – это загадка.

Если бы Вы видели этот камень в сентябре 1986 года, когда он был обработан специальной мастикой, оттерт щетинными щетками и доведен до блеска суконной шерстяной ветошью! Это было чудо!

Дело все в том, что этот камень крупнокристаллический, что затрудняло чистовую отделку кромок плит. Но это компенсировалось многократным отражением света внутри каждого кристаллика, что создавало неповторимое свечение плиты!

Оказывается, все можно сделать у нас в городе! И пилоны в зале просто засветились нежностью и теплом.